Forum du Royaume de France Index du Forum

Forum du Royaume de France
« Mon principe est tout, ma personne n'est rien » Henri V, Comte de Chambord

 FAQFAQ   RechercherRechercher   MembresMembres   GroupesGroupes   S’enregistrerS’enregistrer 
 ProfilProfil   Se connecter pour vérifier ses messages privésSe connecter pour vérifier ses messages privés   ConnexionConnexion 

Les gardes suisses le 10 août 1792

 
Poster un nouveau sujet   Répondre au sujet    Forum du Royaume de France Index du Forum -> Patrimoine -> Histoire
Sujet précédent :: Sujet suivant  
Auteur Message
Baudrier
Chevalier

Hors ligne

Inscrit le: 22 Juin 2013
Messages: 102
Localisation: Paris
Religion: néant
Masculin

MessagePosté le: Mar 22 Sep - 09:33 (2015)    Sujet du message: Les gardes suisses le 10 août 1792 Répondre en citant

Voici uine référence récente :




                         Das französische Schweizer-Garderegiment am 10. August 1792 / Wolfgang Friedrich von Mülinen / 2012


Revenir en haut
Publicité






MessagePosté le: Mar 22 Sep - 09:33 (2015)    Sujet du message: Publicité

PublicitéSupprimer les publicités ?
Revenir en haut
Henryk
Administrateur

Hors ligne

Inscrit le: 12 Juil 2011
Messages: 3 611

MessagePosté le: Mer 23 Sep - 17:51 (2015)    Sujet du message: Les gardes suisses le 10 août 1792 Répondre en citant

page VII



Parmi les drapeaux de la Compagnie Générale blanche était parsemée de fleurs de lys d'or, l'autre a montré les couleurs du régiment de colonel (1792 bleu et rouge) flambé, divisé par une croix blanche.(?)




La première place de bataillon à Paris (Compagnie Générale dans le Quartier St Roch, rue Grange batellière, Poissonnière la Colonelle dans le Quartier Montmartre rue que Lieutenance-Colonelle et les Grenadiers de Chaillot), le deuxième bataillon à Ruelle, la troisième et la quatrième dans Courbevoye. Dans Courbevoye il y avait aussi l'artillerie, 8 pièces avec un fonctionnement à 50 l'homme.


Pour la moitié du Françaises Gardes avec un déplacé du dimanche la garde et de vrai dans Versailles avec deux Fusilier ou quatre compagnies de grenadiers, à Compiègne et Fontainebleau seulement la moitié aussi forte.


Musterugen, et les manœuvres trouvent dans la plaine de Sablons, à la place. Déplacé dans le domaine, le régiment avec les rois.






Souvent, cela a été fait; les grandes batailles de Louis XIV et de Louis XV, ont été battus avec l'aide de troupes suisses, tandis que la Garde n'était pas à la traîne des autres régiments.
_________________


Revenir en haut
Henryk
Administrateur

Hors ligne

Inscrit le: 12 Juil 2011
Messages: 3 611

MessagePosté le: Mar 9 Aoû - 20:52 (2016)    Sujet du message: Les gardes suisses le 10 août 1792 Répondre en citant

Souvenons-nous des gardes suisses massacrés par les révolutionnaires, en ce 10 aout 1792...
_________________


Revenir en haut
Svetozar
Comte

Hors ligne

Inscrit le: 06 Mai 2012
Messages: 920
Localisation: Russia
Masculin

MessagePosté le: Mer 10 Aoû - 14:40 (2016)    Sujet du message: Les gardes suisses le 10 août 1792 Répondre en citant

ЧЕСТЬ И ВЕРНОСТЬ
Швейцарские гвардейцы при защите французского королевского дворца
Тюильри 10 августа 1792 года.
 
В истории французской монархии швейцарские наёмные войска сыграли весьма заметную и славную роль. С 1521 г., когда между королём Франциском I и конфедерацией швейцарских кантонов был заключён военный союз, до Июльской революции 1830 г. кантоны дали Франции более миллиона солдат, лучшие из которых служили в частях королевской гвардии. Самым прославленным из таких формирований являлся пеший полк швейцарских гвардейцев (Régiment des Gardes Suisses), образованный в марте 1616 г. Людовиком ХIII и погибший 10 августа 1792 г. при защите королевского дворца Тюильри в Париже. В королевской пехоте он занимал почётное второе место (после полка французских гвардейцев) и на протяжении XVII-XVIII веков с отличием участвовал в 69-ти кампаниях, 152-х сражениях и 29-ти осадах.
В 1792 г. Швейцарский гвардейский полк имел организацию, сохранившуюся почти без изменений с 1767 г. Согласно штату он состоял из четырёх батальонов, в каждом из которых было 4 роты (гренадерская и 3 фузилерских). При этом фузилерские роты 1-го батальона именовались «Генеральской», «Полковничьей» и «Подполковничьей», поскольку их номинальными командирами числились генерал-полковник швейцарцев и гризонцев (граубюнденцев) на службе Франции (с 1771 г. эту должность занимал граф д’Артуа), полковник и подполковник. Остальные фузилерские и все гренадерские роты назывались по фамилиям своих командиров-капитанов. Каждая гренадерская рота насчитывала 56 человек, Генеральская рота, имевшая особый штат, - 212, а другие фузилерские роты – по 175. Полковой штаб имел в своём составе 55 человек, а весь полк – 2416. В ходе революции численность полка сократилась, и к августу 1792 г. он имел в строю не более 1500 солдат.
В описываемый период швейцарские гвардейцы продолжали носить традиционные красные мундиры с синими лацканами и обшлагами. Основным их вооружением было пехотное ружьё образца 1777 г. Наряду с гренадерами, выделявшимися своими медвежьими шапками, элитой полка являлась Генеральская рота, в которую отбирались самые высокие и статные уроженцы 13-ти старых швейцарских кантонов и Граубюндена (в 1792 г. самый низкорослый солдат этой роты, прозванный «карликом из Базеля», имел рост 195 см). У Генеральской роты было своё собственное знамя из белого полотнища, усеянного золотыми лилиями, которое отличалось от остальных восьми знамён полка (их полагалось по два на каждый батальон).
К лету 1792 г., после роспуска других частей королевской гвардии, швейцарские гвардейцы остались единственными надёжными телохранителями Людовика ХVI в охваченном революционными страстями Париже. Грозный манифест главнокомандующего армией интервентов герцога К.В.Ф.Брауншвейгского в защиту Людовика XVI, опубликованный в столице Франции 3 августа, только ещё больше ожесточил парижан против злосчастного монарха. В последующие дни 47 из 48-ми секций Парижа высказались за низложение короля, а самые радикальные из них дали Национальному Собранию Франции срок до вечера 9 августа, чтобы принять постановление об упразднении монархии. В противном случае они обещали взяться за оружие и силой захватить Людовика XVI в Тюильри. При этом восстание готовилось совершенно открыто, вследствие чего король имел возможность усилить гарнизон своей резиденции.
В 3 часа утра 9 августа 1792 г. в Тюильри на усиление 1-го батальона швейцарских гвардейцев, несшего охрану дворца, прибыли из окрестностей Парижа три других батальона полка. Все их солдаты имели при себе по 30 патронов. В казармах Рюэй и Курбевуа остались только караулы необходимые для охраны, фурьеры и больные. При выступлении из Курбевуа, младший помощник майора М. де Жиблен вместе с одним солдатом закопал 6 знамён в подвале казармы (5 из них позже были найдены местной кухаркой). Белое знамя Генеральской роты и оба знамени 1-го батальона находились в Тюильри, где после прибытия 2-го, 3-го и 4-го батальонов собралось около 900 швейцарских гвардейцев. Из 94-х офицеров полка в обороне дворца приняли участие только 39, прочие находились в отпусках и командировках, отсутствовали по болезни или другим причинам. Недоставало также примерно 600 солдат, из которых 300 (при 8-ми офицерах) были 7 августа командированы в Нормандию, 130 оставались охранять казармы, 70 числились больными и около 100 распределялись между различными городскими постами, содержали караулы в загородных королевских дворцах или использовались как денщики (при офицерах полка, отсутствовавших в Тюильри) и рабочие.


Чтобы защитить весь дворец и сад Тюильри, полк швейцарских гвардейцев был разделён на 20 постов. Самый старший из капитанов, барон А. де Салис-Цицерс, возглавил оборону лестниц центрального павильона, а также двора Королевы, находившегося между замком и садом. Отдельные посты были расставлены в саду до Поворотного моста. Тридцать солдат охраняли длинную галерею, тянувшуюся от павильона Флоры к колоннаде Лувра (в паркетном полу этой галереи был сделал глубокий поперечный разлом шириной 20 шагов, за которым сооружён завал из досок и брусьев). Триста человек под командой 47-летнего капитана А. де Дюрлера составляли резерв, расположенный во дворе Швейцарцев. 9 августа в кордегардию Тюильри прибыл командир полка, 77-летний генерал-лейтенант граф Л.О. д’Аффри. Сильно обеспокоенный, он рекомендовал применять оружие только по письменному приказу короля. В случае атаки на дворец полковник считал возможным поддерживать национальных гвардейцев, защищавших Тюильри, но не вступать в бой одним. Затем, чувствуя себя больным, граф д’Аффри удалился к себе на квартиру, передав командование 65-летнему подполковнику Ж.Р.Ф. де Майардо.
Подготовкой дворца к обороне руководил 61-летний маркиз Ж.А. де Манда – бывший капитан полка французских гвардейцев, командовавший тогда национальной гвардией Парижа. Вместо 10 000 национальных гвардейцев, вызванных им для защиты Тюильри, к утру 10 августа собралось всего 2 000 (большей частью ненадёжных и имевших только по 3-4 патрона на человека). Ещё там было 30 парижских пеших жандармов, 209 плохо вооружённых дворян волонтёров и более 100 слуг. Вместе со швейцарцами гарнизон дворца насчитывал примерно 3 200 бойцов, кроме того, вблизи дворца находилось около 800 конных жандармов (581 у колоннады Лувра, 115 на площади Карузель и 100 у Королевского моста через Сену). В Тюильри и на подступах к нему размещались 14 пушек национальной гвардии. У роялистов имелся план борьбы с мятежниками, разработанный маркизом де Манда, которому, очевидно, помогал лагерный маршал (maréchal de camp) А.Л.О. де Буассьё де Буа-Нуар, командовавший тогда 17-й военной дивизией (округом, включавшим в себя Париж) и одновременно исполнявший во дворце обязанности дежурного генерала. По этому плану предполагалось рассечь колонны противника ещё на подходе к Тюильри и ударить им в тыл силами верных частей национальной гвардии и жандармерии. К несчастью для королевского лагеря, эти замыслы сорвались, поскольку войска, на которые рассчитывал Манда, не осмелились противодействовать мятежникам.
Гарнизону Тюльри противостояло до 25 000 парижан, вооружённых ружьями и пиками (15 000 из предместья Сент-Антуан, 5 000 из предместья Сен-Марсо), и около 2 000 федератов из провинции, среди которых наиболее революционно настроены были Марсельский батальон (516 человек) и батальон из департамента Филистер, называемый также Брестским (300 человек). Восставшие имели артиллерию – по разным источникам от 30 до 50 орудий. Всего же, вместе с толпами невооружённых горожан, сочувствовавших перевороту, королевскому дворцу угрожало более ста тысяч человек.
В полночь в Париже раздались звуки набата. Это был сигнал к восстанию, по призыву которого людские потоки потекли к предместью Сент-Антуан, в то время как другая масса повстанцев собралась на левом берегу Сены. Со своих сборных пунктов федераты, национальные гвардейцы и горожане, к которым примкнуло множество люмпенов – этих отбросов Парижа – устремились к Тюильри. Эти толпы имели план, сообщённый Ж.Дантоном вождям восставших: «Осадить дворец, уничтожить там всех и особенно швейцарцев, захватить короля и его семью, препроводить их в Венсен и охранять как заложников».Сторонники короля во дворце были заранее извещены о намерениях мятежников, поэтому полночный набат не застал их врасплох.
При приближении повстанцев к дворцу подполковник маркиз де Майардо и майор барон Ш.Ж.Л. де Бахман проверили посты, отдали все необходимые приказы их командирам, а затем вернулись на своё место возле короля. Отряды национальной гвардии, вызванные маркизом де Манда, занимали по мере приближения сад Тюильри, однако вскоре они лишились своего главнокомандующего. Вызванный в городскую Ратушу для объяснений, Манда явился туда между 4-мя и 5-ю часами утра 10 августа, был допрошен прокурором Коммуны Л.П.Манюэлем, объявлен «изменником», арестован, а затем убит. Вместо него революционная Коммуна, представлявшая 28 мятежных секций Парижа, назначила начальником национальной гвардии пивовара А.Ж.Сантерра – главаря инсургентов Сент-Антуанского предместья.
В 6 часов утра Людовик XVI, держа за руку дофина, спустился по главной лестнице, чтобы сделать последний смотр гарнизону Тюильри. Его сопровождали подполковник Майардо и майор Бахман из полка швейцарских гвардейцев, начальник 6-го легиона национальной гвардии Боден де Ла Шенэ, заместивший отсутствующего Манда, и другие старшие офицеры. Когда король приблизился к швейцарцам, построенным в колонну повзводно слева от главной лестницы, барабанщики забили сигнал «в поход». Люди стояли неподвижно, держа ружья «на караул», а офицеры салютовали шпагами, как в лучшие времена Версаля. После этого смотр продолжался до постов у Поворотного моста. При следовании кортежа через сад мятежники, столпившиеся на террасах, осыпали короля оскорблениями. Целые батальоны национальной гвардии переходили на сторону восстания. Стало известно, что конная жандармерия покинула площадь Лувра и присоединилась к народу. Король вернулся во дворец бледный и расстроенный, преследуемый враждебными воплями толпы, окружавшей Тюильри. Затем последовали долгие дебаты, в ходе которых главный прокурор-синдик Парижского департамента П.Л.Рёдерер, несмотря на возражения королевы Марии Антуанетты, сумел убедить Людовика XVI отправиться в здание Манежа, где тогда заседало Национальное Собрание, и отдаться под покровительство депутатов.
В 8 часов 30 минут королевская семья вместе с Рёдерером, шестью министрами и большой свитой покинула Тюильри. Её окружал в виде батальонного каре военный эскорт под командой капитана швейцарских гвардейцев Ш. д’Эрлаха. Помимо трёхсот национальных гвардейцев, в составе этого конвоя была Генеральская рота швейцарцев (около 100 штыков), кроме того, вместе с королём в Собрание отправились подполковник Майардо, майор Бахман и ещё 3 офицера из штаба полка. Перед тем, как оставить дворец, Людовик XVI поручил командование его гарнизоном 84-летнему маршалу Франции графу Ж.О.де Майи, возглавлявшему дворян-волонтёров. Король и его конвой пересекли наискосок сад, но на террасе Фейянов враждебная толпа преградила им вход на лестницу, ведущую в Собрание. Эскорту пришлось неоднократно останавливаться, чтобы не быть смятым. Наконец д’Эрлаху удалось открыть проход и достичь зала заседаний (по другим источникам, это сделал Рёдирер, убедивший толпу пропустить короля внутрь здания). Людовик XVI передал себя под власть депутатов и был размещён вместе с семьёй в тесной ложе редакции «Логографа» (журнал, публиковавший отчёты о прениях в Собрании), находившейся возле кресла председателя. Старшие офицеры швейцарцев Майардо и Бахман были арестованы, а капитан д’Эрлах вернулся к своей роте. Часть эскорта, оставшаяся у входа в Манеж, была позже разоружена и помещена в расположенную рядом церковь Фейянов, остальные рассеялись или возвратились во дворец.
Тем временем в Тюильри после ухода королевской семьи началось массовое дезертирство частей национальной гвардии. Колеблющиеся батальоны и канониры с пушками выходили из дворов и присоединялись к мятежникам на площади Карузель. К 9-ти часам утра в гарнизоне дворца, уже лишившемся своей артиллерии, оставалось только 800 швейцарцев, 200 дворян, 100 слуг и всего 70 национальных гвардейцев.
На площади Карузель находились тогда авангард колонны Сент-Антуанского предместья, возглавляемый другом Дантона – эльзасцем Ф.Ж.Вестерманом и большая часть колонны предместья Сен-Марсо, беспрепятственно перешедшая Сену по Новому мосту, а также примкнувшие к ней федераты из Марселя и Бреста. Многие тысячи инсургентов растянулись полукругом от Королевского моста до улицы Сент-Оноре. Чтобы придать им хоть какой-то порядок Вестермен, сидевший верхом на плохонькой вороной лошади, построил их и подкрепил центр этого «войска» пушками.
В 9 часов лагерный маршал де Буассьё, сочтя, что силы защитников слишком малы, чтобы оборонять весь Королевский двор, велел швейцарцам отойти к самому замку. Капитан Дюрлер, командовавший всеми ротами, которые находились во дворах перед фасадом дворца, исполнил это приказание. Гренадерская рота Кастелла и фузилерские роты д’Аффри, Пфиффера и Рединга выстроились на Королевском дворе спиной к дворцу, а гренадерская рота Дисбаха разместилась наверху главной лестницы, у подножия которой, впереди швейцарцев, встали 28 гренадеров национальной гвардии из батальона Фий-Сен-Тома под командованием старшего адъютанта Ж.-Б.Жардена. Тогда же фузилерская рота Салиса, защищавшая дворец с западной стороны, оттянулась к подножию лестницы Королевы и построилась лицом к саду. На посту, выдвинутом к Поворотному мосту, были оставлены 30 человек под командованием младшего лейтенанта графа Р. де Дисбах-Штейнбрутта.
Когда капитан де Дюрлер прибыл в центральный павильон дворца, он нашёл в комнате, расположенной напротив вестибюля, старого маршала де Майи и спросил у него, какие будут приказания. «Не дайте себя сломить!» -сказал маршал. «Вы можете на это рассчитывать», - ответил храбрый швейцарец. Во время этого разговора, в 9 часов 10 минут (по другим данным в 20 минут или половине 10-го), ворота Королевского двора были проломлены (по иной версии сам привратник, услыхав снаружи звуки ударов, машинально поднял засов, а потом убежал). Первыми во двор ворвались марсельские федераты во главе со своим батальонным командиром Ф.Муассоном. Это были лучшие бойцы повстанцев – каждый марселец имел ружьё и 10 зарядов, тогда как мятежные национальные гвардейцы, шедшие вслед за ними, располагали только тремя патронами на человека, а многие вообще были вооружены одними пиками. Вид четырёх швейцарских рот, развёрнутых в линию и сохранявших спокойствие, охладил пыл федератов. Они заколебались. На площади Карузель народ кричал: «Заставьте швейцарцев сложить оружие!» Дюрлер разрешил тогда адъютанту А.Рулеру обратиться с речью к толпе, чтобы успокоить её. Тот сделал несколько шагов, но, не успев сказать ни единого слова, был схвачен, вмиг лишился своего кошелька и подвергся бы неминуемой смерти, если бы швейцарские солдаты не вырвали его из рук мятежников. В это время один из инсургентов, находившихся на Королевском дворе, выпалил из пистолета по окнам дворца, однако этот одиночный выстрел не имел последствий. Возмущённый сержант Ланди хотел выстрелисть в ответ, но ему не позволили офицеры.
Вожак инсургентов Вестерман, в числе первых прибывший на Королевский двор, выступил вперёд, желая говорить с командиром швейцарцев. Когда Дюрлер вышел навстречу, он схватил его за правую руку со словами: «Идите к нам, с вами хорошо обойдутся, сдайтесь нации!» «Я сочту себя обесчещенным, если сдамся, - ответил капитан, - если вы оставите нас в покое, вам не сделают зла, но если вы атакуете, нам придётся защищаться». Вестерман начал угрожать, тогда Дюрлер сказал: «Я отвечаю за своё поведение перед швейцарскими кантонами – моими суверенными властями; никогда я не сложу оружие». В то же мгновение один из мятежников, бывший солдат французской гвардии, предательски нанёс капитану удар пикой, но тот успел его парировать левой рукой.
Тем временем инсургенты проникли уже во дворы Марсана и Швейцарцев. На Королевском дворе некоторые марсельцы подобрались к ступеням главной лестницы, поэтому Дюрлер велел забаррикадировать вход в вестибюль центрального павильона. Федераты воодушевлённые бездействием защитников, пытались переманить их на свою сторону, но все швейцарцы, за ничтожным исключением, сохранили верность присяге. Двое солдат, бросив ружья и патроны, хотели пересечь двор и присоединиться к федератам, столпившимся напротив замка, но адъютант Рулен догнал их и принудил вернуться в строй. Капитан национальной гвардии Ланглад (командир канониров батальона Валь-де-Грас, перешедших на сторону повстанцев) говорит в своей реляции ещё о двух солдатах-перебежчиках, с которыми он лично обнимался на Королевском дворе. Таким образом, если среди швейцарцев и были случаи предательства, то они носили единичный характер. Агитация на Королевском дворе продолжалась, когда внезапно раздался грохот артиллерийского залпа. Это пушки национальной гвардии, заряженные картечью, открыли огонь по дворцу с дистанции 50 метров. Лейтенант Ф. де Глутц пал, сражённый насмерть. У лейтенанта Ж.Л. де Кастельберга, командовавшего гренадерской ротой Ла Танна, стоявшей во дворе Марсана, была раздроблена нога. Федераты бросились к нему и прикончили ударами пик, но перед тем, как испустить дух, он ещё успел раскроить голову одному их убийц. По другим сведениям Кастельберг погиб позже, после того, как дал команду своей роте: «пли!».
Вопрос о том, кто первый открыл огонь по-разному освещался участниками событий. Сторонники республики, например второй командир Марсельского батальона П.Гарнье и капитан национальной гвардии Ланглад, в своих рапортах обвиняли швейцарцев в том, что они сознательно заманили «патриотов» в засаду, нарочно братались с ними, надевали красные колпаки и бросали из окон дворца патроны, а потом, неожиданно начав стрельбу, убили множество «невинных жертв». Эта легенда, вполне объясняемая тем, что республиканцам требовалось оправдать последующую резню швейцарцев и разгром дворца, была потом подхвачена многими французскими историками – апологетами «Великой Революции». Однако свидетельства швейцарских офицеров, переживших трагедию 10 августа, единодушны, - именно инсургенты первыми начали стрелять. «Я клянусь перед Богом, что мы не открывали огня, - писал, в частности, лейтенант Ф. де Люз, - наш полк не стрелял до тех пор, пока национальная гвардия не произвела три или четыре пушечных выстрела против дворца».
Было между половиной десятого и десятью часами утра, когда со стороны мятежников раздался первый орудийный выстрел. Теперь швейцарцев уже не сдерживал никакой формальный запрет на применение оружия. По команде свих офицеров солдаты в красных мундирах подняли ружья и открыли огонь по толпе инсургентов, которая, обратившись в паническое бегство, мгновенно очистила Королевский двор. Залпы четырёх рот швейцарцев, выстроенных перед дворцовым замком, были поддержаны ружейной стрельбой из вестибюля центрального павильона, из окон дворцового замка и боковых помещений. Оказавшись под перекрёстным огнём, мятежники понесли большие потери. Перед замком остались лежать более ста убитых и тяжело раненных (среди них был и командир марсельцев Муассон), а также груды брошенных ружей, пик, шляп, и гренадерских шапок. Не теряя времени, капитан Дюрлер двинулся вперёд во главе 200 швейцарцев и занял весь Королевский двор, где захватил 4 пушки, которые, впрочем, нельзя было использовать из-за отсутствия зарядов, фитилей и протравников. 15-20 марсельцев, не успевших убежать через ворота, бросились в ноги швейцарским офицерам, прося о пощаде. Дюрлер приказал разоружить пленников и поместить под охрану в кордегардию. Одновременно с этой вылазкой старейший лейтенант полка, 62-летний граф Э. де Циммерман, вместе со своим сыном А. де Циммерманом – младшим помощником майора и 30 солдатами выгнал противника со двора Швейцарцев, отбив у него 3 пушки.
Швейцарские гвардейцы Дюрлера поспешили развить свой успех. Они вышли через Королевские ворота на площадь Карузель, развернулись в линию и открыли меткий огонь, целясь в три стороны. Толпы мятежников, по которым также стреляли из окон дворцового замка, пришли в полное смятение и побежали, ища спасения на ближайших улицах и набережных. 4 пушки инсургенты бросили прямо на площади, напротив особняка Лонгвиль. Теперь Карузель, ещё недавно заполненная инсургентами, была во власти капитана Дюрлера, однако он имел слишком мало людей, чтобы преследовать беглецов, в сотни раз превосходивших числом его отряд.
Основной поток бежавших в ужасе инсургентов устремился к Ратуше, но многие не останавливались до самого Сент-Антуанского предместья, кричали о предательстве и называли швейцарцев убийцами, заманившими их во двор, чтобы расстрелять в упор. Панику усилили сотни конных жандармов, которые ранее укрывались во дворе Лувра, а теперь бросились на улицы и смешались с беглецами.

План дворца и сада Тюильри
Дворец Тюильри, возведённый во второй половине XVI века Филибером Делормом, а затем расширенный и модифицированный в XVII и XVIII столетиях, отнюдь не являлся крепостью. Он представлял собой длинную линию построек (пять соединённых между собой павильонов), протянувшуюся от набережной Сены до улицы Сент-Оноре. От площади Карузель (Карусельной) в основное здание дворца можно было пройти через Королевский двор, закрытый каменной стеной и решёткой. Кроме Королевского, перед фасадом дворца находились ещё три двора, отделённых один от другого служебными постройками, - дворы Принцев, Швейцарцев и Марсана, причём, между двумя последними находился особняк Брионна, служивший резиденцией обер-шталмейстера Франции. С другой стороны дворца простирался сад Тюильри, окаймлённый с севера террасой Фейянов и с юга – террасой Бор де Ло (Bord de L’Eau), то есть «Край воды». Поворотный мост (Pont Tournant) служил выходом из сада на площадь Людовика XV (сегодня площадь Согласия), с которой открывалась великолепная перспектива Елисейских полей.
 
Пока происходил этот скоротечный бой, в котором швейцарцы потеряли только одного солдата, со стороны сада послышалась ружейная перестрелка. Капитан барон де Салис также произвёл успешную атаку и, продвинувшись до самых ворот Манежа, возвратился в вестибюль с тремя захваченными пушками. Однако эта вылазка стоила роте 30 солдат, убитых и тяжело раненных пулями, выпущенными с террасы Фейянов, где скопление мятежников было весьма значительным. Де Салис попросил подкрепить его, капитан барон Р. де Рединг-Биберегг и помощники майора А. де Глутц-Рюхти и В. де Жиблен пришли ему на помощь с двумя ротами, чтобы подавить огонь противника, стрелявшего с этой террасы.
Итак, менее чем за четверть часа швейцарцы отразили натиск мятежников сразу на двух фронтах, т.е. по обеим сторонам дворцового замка. Воспользовавшись короткой передышкой, они подобрали своих раненных и перезарядили ружья. В это время у них уже начала остро ощущаться нехватка боеприпасов, поэтому было приказано собирать патроны у раненных и убитых и распределять их между лучшими стрелками. Большинство захваченных пушек, оказавшихся бесполезными, пришлось заклепать. Отряд Дюрлера, стоявший на площади Карузель, подвергся обстрелу из соседних домов, и особенно с маленькой террасы, расположенной напротив Королевского двора. Тем временем к Тюильри подошла основная часть колонны Сент-Антуанского предместья, усиленная примкнувшими к ней по пути подкреплениями и беглецами с Карузели. Она двигалась по улице Сент-Оноре, имея при себе две большие повозки – одну с ядрами, другую с порохом. Вместо Сантерра, вызванного в Ратушу, этой массой руководил Ш.А.Александр (маклер по профессии), который ранее уже привёл на Карузель колонну из Сен-Марсо. Марсельцы же, собравшись вновь, по улицам Лешель и Сен-Никез возвратились на площадь, которую вскоре опять заполнили массы инсургентов.
Дюрлер продолжал какое-то время вести неравный бой и даже провёл несколько последовательных атак, чтобы облегчить своё положение, но удержать позицию на площади было невозможно. Косимые картечью, не имевшие больше патронов, его люди сломали ружья и взялись за сабли, стремясь дороже продать свою жизнь. После рукопашной схватки Дюрлер, вместе с которым остались только один сержант и несколько солдат, отступил через Королевский двор к вестибюлю центрального павильона. Дворцовый замок вновь оказался в плотной осаде, хотя его гарнизон, значительная часть которого ещё не была использована, продолжал держаться стойко.
http://sdamzavas.net/3-44825.html


Revenir en haut
Bernard le Légitimiste
Chevalier

Hors ligne

Inscrit le: 25 Fév 2013
Messages: 73
Religion: Chrétien Orthodoxe Russe
Masculin

MessagePosté le: Mer 10 Aoû - 17:14 (2016)    Sujet du message: La furie révolutionnaire ! Répondre en citant

  Le régiment des Gardes Suisse du Roy de France Louis XVI un siècle et demi de fidèles services rendus au Royaume de France ! 
Il est tombé le jour même où la Monarchie Française s'écroulait !


  La violence est un processus courant dans le processus révolutionnaire !






                Vive Notre Roy de France Louis XX l'Aîné des Capétiens !
--)
_________________
Royaliste Légitimiste ! Louis XX l'aîné des Capétiens et le chef de la Maison des Bourbons !
"Le premier devoir d'un Roy c'est de rendre son peuple heureux "Louis XIV
Je suis Royaliste et Tsariste (Louis XIV et Nicolas II : des Crimes d'Etat)


Revenir en haut
Washie
Les Chevaliers de la Tradition

Hors ligne

Inscrit le: 08 Oct 2011
Messages: 538
Localisation: BRETAGNE
Religion: CATHOLIQUE

MessagePosté le: Ven 12 Aoû - 08:58 (2016)    Sujet du message: Les gardes suisses le 10 août 1792 Répondre en citant

Bonjour à vous Bernard le légitimiste, vous avez hélas raison, ils continuent de nos jours à laisser se propager la terreur parmi notre peuple par l'intermédiaire de gens qu'ils laissent arriver en France, dans le but d'éradiquer la chrétienté.
Puisse notre Roy venir très vite sauver ce qu'il reste à sauver et rétablir nos valeurs, notre religion.
VIVE LE ROY ! VIVE LOUIS XX et la FAMILLE ROYA LE DE FRANCE !
_________________
Mon âme à Dieu, mon coeur au Roy !


Revenir en haut
Yahoo Messenger MSN Skype
Contenu Sponsorisé






MessagePosté le: Aujourd’hui à 14:27 (2016)    Sujet du message: Les gardes suisses le 10 août 1792

Revenir en haut
Montrer les messages depuis:   
Poster un nouveau sujet   Répondre au sujet    Forum du Royaume de France Index du Forum -> Patrimoine -> Histoire Toutes les heures sont au format GMT + 1 Heure
Page 1 sur 1

 
Sauter vers:  

Index | forum gratuit | Forum gratuit d’entraide | Annuaire des forums gratuits | Signaler une violation | Conditions générales d'utilisation
Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Traduction par : phpBB-fr.com